Сектор информационных технологий в Беларуси достиг предела роста в действующей экономической модели

Протесты в Беларуси, помимо прочих очевидных факторов, стали следствием глобальных изменений в экономике. Старая модель, осязаемая индустриальная, все больше отходит в сторону, и ей на смену приходит новая, информационно-технологичная модель под общим названием постиндустриальная.

Все свои 30 лет самостоятельной истории Беларусь культивировала производства, доставшиеся ей в наследство от Советского Союза. Они определяли развитие всех сфер общественной жизни – от образования до госуправления.

Но изменения, происходящие в мировой экономике, пришли и в Беларусь. Замедление роста привычных видов деятельности вынудили власти Беларуси обратить внимание на новые направления, в первую очередь на IT-сферу. В результате объективных и субъективных факторов, за 10 лет эта отрасль вышла на третье место по вкладу в ВВП страны, уступив только промышленности и торговле. При этом вклад IT-сферы в рост ВВП уже второй год является основным.

Возрастает положительное влияние средних зарплат в секторе информация и связь на средние показатели по стране. Так, средняя заработная плата в секторе выросла с BYN 2 033 в 2017 году до BYN 3 221 в 2019 году. За январь-июль 2020 года средняя зарплата в информации и связи составила BYN 3 967. А численность занятых в отрасли увеличилась с 99 тыс. человек в 2017 году до 125 тыс. человек в 2019 году. В настоящий момент доля зарплат сектора в общем объеме заработной платы составляет почти 10% и сопоставима с долями сельского хозяйства, здравоохранения, образования, торговли, строительства, уступая только доли промышленности.

А за счет экспорта IT-сектора удается сохранить положительное сальдо внешней торговли Беларуси. Рост экспорта в IT-секторе идет по нарастающей: с USD 1,2 млрд в 2017 году до USD 2,1 млрд в 2019 году, что составило 22% экспорта услуг и более 5% всего экспорта Беларуси.

За I полугодие 2020 года экспорт составил почти USD 1,2 млрд. При этом темпы роста экспорта увеличились с 15,5% в 2017 году до 22% в 2019 году, за I полугодие 2020 года темпы роста экспорта отрасли составили почти 29%.

Если же к сектору информация и связь добавить другие направления нематериального сектора, которые объединены под названием профессиональная, научная и техническая деятельность, то общий вклад в ВВП новой экономики превышает 10% (для сравнения: вклад торговли меньше 9,5%, строительства – 6%, транспорта – 5,5%, сельского хозяйства – 4,5%, сектора ЖКХ – 4%).

Неудивительно, что новая экономика хочет иметь такое же влияние и возможности, как и действующие основные виды деятельности. Но проблема в том, что новая экономика не вписывается в “прокрустово ложе” действующей индустриальной модели. Для нее требуется новая модель, которой в Беларуси нет и не может появиться в рамках действующих правил.

Пока доля новой экономики была невелика, это несоответствие не оказывало сильного влияния на основные процессы в стране. Но сейчас все изменилось: в рамках действующей модели новая экономика подошла к пределу своего развития, и для движения вперед ей необходимы новые правила игры и микроклимат.

Из-за быстрого роста новой экономики она не успела вырастить и выдвинуть своих лоббистов в структуру управления Беларуси. А нынешние чиновники от IT-сферы больше озабочены увеличением льгот для финансовых потоков, чем условиями развития отрасли. Неудивительно, что основным направлением деятельности предприятий новой экономики является не создание новых продуктов, а аутсорсинг. Темпы роста IT-сектора хороши по сравнению с остальными видами деятельности белорусской экономики, но они не отражают его возможности. В случае создания собственных продуктов объем экспорта может увеличиться в разы.

Текущая ситуация является прямым следствием действующих правил игры. При этом сама сфера очень мобильна, и “перетекает“ из страны в страну как вода. За нее нужно бороться, и одними льготами ограничиться не получится.

Для представителей сектора последние выборы стали в том числе надеждой на изменение действующих правил на те, что позволят отрасли развиваться. На фоне недоверия к официальным результатам выборов, понимание того, что условия развития не будут пересмотрены, усилило протесты.

Ответов на эти вызовы у действующих элит пока нет. Поэтому, даже в случае стихания протестов, проблема создания условий для развития новой экономики сохранится. И если Беларусь не захочет их менять, то проблема новой экономики решится сама собой – она “вытечет“ из Беларуси в другие страны, где у нее будут условия для роста и развития. Тем более, что почти все соседи Беларуси уже заявили о готовности принять IT-компании у себя.

Так, о релокации уже заявили около ста IT-компаний, еще больше объявили о готовности рассмотреть этот вариант. Это может уменьшить на 0,1-0,2% темпы ВВП, которые и так не могут выйти из минуса.

И хотя эти цифры могут показаться незначительными, в случае успешного переноса первых компаний и отсутствия изменений в Беларуси, потери экономики вырастут в разы.

Подписаться
Статьи
13 июл. 2021 г.
В июне 2021 года Беларусь столкнулась с санкциями не только против физлиц и корпоративного сектора, но и против финансового. ЕС своим решением ввел ограничения по финансированию проектов в госсекторе, а также ограничил доступ госструктур к рынкам капитала Европы.
28 июн. 2021 г.
По оценкам Исследовательской компании InComeIn, это около USD 500 млн в год. Большую часть этих объемов все равно можно будет реализовать покупателям, но придется изменить логистику.
23 июн. 2021 г.
А в случае введения дополнительных санкций против Мозырского НПЗ и "Беларуськалия" – до 12-14% ВВП.
19 мая 2021 г.
Дефицит республиканского бюджета за январь-март превысил BYN 1,8 млрд, задолженность предприятий перед банками в рублях снизилась на BYN 225 млн, а в валюте – на USD 700 млн.